Территория независимой журналистики
События и факты
Перонко, Ремезков, Евланов, Войт: порция слухов о коррупционном закулисье Кубани
+
24 Июля 2018

Жители Юга решили побаловать вас, уважаемые читатели, порцией очень интересных сплетен о коррупции в Краснодарском крае. Сплетни касаются дела о торговле откатными квартирами в Краснодаре. По нему сегодня осуждены пятеро: Светлана Шуткина, Наталья Рощупкина, Данил Яковенко, Анна Булдакова, Ольга Бударина.

Но это далеко не все, кто должен был оказаться на скамье подсудимых. Но в этот раз не об этом. У нас сплетни, они же на 80% доказанные факты.

Осуждённая на 5 лет по делу о торговле откатными квартирами Светлана Шуткина являлась заместителем директора агентства недвижимости «Аверс».

Авторитетная дама была вхожа в самые высокие кабинеты в крае, прокуратуре, СК, полиции, судах. Деятельность по продаже откатных квартир, которые чиновники получали за разрешения на строительство, Шуткина прикрывала легальными продажами недвижимости. Для этого имела два офиса – один неподалёку и от прокуратуры края. В месяц продавала по 100-200 откатных квартир. Очень тесно работала с компанией ОБД, владельца которой первый вице-губернатор Алексеенко недавно заклеймил позором.

Шуткина была уверена, что высокие покровители не допустят её уголовного преследования. Поэтому когда её подельник Даниил Яковенко был первый раз взят с поличным, она, не сомневаясь, продолжила заниматься продажами откатных квартир. Через год, когда их задержали второй раз, она тоже была уверена, что избежит наказания. И всё к этому шло. Три недели в следственном управлении ОМВД по Краснодару не возбуждалось уголовное дело в отношении Шуткиной. Чтобы это произошло, адвокату потерпевших пришлось объехать весь край и подать по местам жительства своих доверителей заявления. Выстрелило только в Новопокровском районе. Молоденькая следователь приняла заявление, оформила всё как надо и направила в Краснодар. Как только это случилось, адвоката потерпевших Владимира Попова вызвал на допрос следователь СУ ОМВД по Краснодару Николай Басов.

- Я прихожу. Передо мной сидит приятный молодой человек с огромным золотым болтом на пальце. Дорогие сигареты, дорогие часы и неприлично дорогой костюм. А ведь он тогда был всего лишь простой следак. – так вспоминает своё знакомство со следователем Басовым адвокат Попов.

Басов пытался неверно оформить протокол, вилял в разговоре, нарушал процедуру допроса. Пришлось Попову выправлять молодого коллегу. Но тот всё равно в процессе умудрился напортачить с документами так, что расследование уголовного дела в отношении мошенников, торговавших откатными квартирами, затянулось на долгие пять лет.

Адвокат Владимир Попов следователю Басову передал сразу несколько ходатайств: ходатайство о применении мер пресечения в отношении подозреваемых, о розыске их имущества, о переводе их в статус обвиняемых, о проведении обысков и изъятии документов. Ведь все документы, которые Шуткина и подельники предоставляли потерпевшим, были формализованы и выглядели как оригинальные. То есть либо была некая болванка, и надо было выяснить, кто её готовил, либо кто-то передал Шуткиной и подельникам электронные копии документов застройщиков. Кроме того надо было понять, откуда брались печати застройщиков на всех документах. Они поначалу были тоже оригинальные. А потом попросту изъяты из оборота компаний и заменены комплектами новых печатей. Это позволило застройщикам заявить, что печати поддельные и выйти сухими из воды. Никто из следователей по факту уничтожения комплектов печатей проверок не проводил. Всё это подробно адвокат Попов изложил в своих ходатайствах.

Следователь Басов ходатайства у адвоката принял, но потом они каким-то образом из материалов дела пропали. Были переделаны протоколы допросов. Меняли всего две-три фразы, но картина преступления менялась прилично. Это также позволяло тянуть с обвинением и избранием меры пресечения для мошенников.
  
В начале 2014 года дело передали в СК. На этом этапе в деле уже фигурировала Наталья Рощупкина – на неё оформляли расписки о получении денег с потерпевших за квартиры. Эту даму – мать пятерых детей - обвинение потом признало организатором преступной схемы.

О том, куда именно в СК передали дело, потерпевшим говорить не желали. Только случай помог выяснить, что расследование передано в первый отдел по особо важным делам краевого СК следователю Воловодову. Причина – в деле в качестве подозреваемого вот-вот мог появиться сотрудник полиции Залевский (он тогда работал в кадровом отделе следственного управления ОМВД по Краснодару).

Знакомые оперативники предупредили адвоката Попова, что дело гнилое и его будут всячески закапывать. И именно в следственном комитете. Попова просветили, кто покрывает всю схему в краевой администрации, кто будет препятствовать расследованию в СК и краевой прокуратуре.

Следователь Воловодов на контакт с потерпевшими идти не желал, с мерой пресечения и арестом имущества подозреваемых тянул.

Потом дело передали следователю Маркову из Динской, командированному в край. Расчёт был на то, что Марков ничей, его потом можно будет за плохую работу по данному делу погнать метлой со службы.

Но именно Марков вышел в суд с избранием меры пресечения в конце 2014 года. Сначала дело должны были рассматривать в Октябрьском суде Краснодара. Но Рощупкина ходатайствовала о передаче его в Первомайский суд. Адвокат говорит, так бывает, когда кому-то занесли денег. Судья – протеже Чернова - был совсем молодой, всего боялся. Во взятии мошенницы под арест судья отказал.

- Вы будете подавать на апелляцию? – спросил адвокат Попов у следователя СК Маркова.

- Так суд же отказал, - выдал обескураженный следователь.

Попов знал, что параллельно с его доверителями дело активно продавливают потерпевшие Жарикова и Татаринова. Он предложил им вместе подавать на апелляцию и добиваться ареста мошенников.

На этом этапе Светлана Жарикова, которая купила квартиру по договору долевого участия в офисе «Аверса» у Шуткиной, добилась приёма у самого Карнаухова – СУ по СКФО.

Выслушав женщину, Карнаухов сказал, что провернуть такую схему без участия застройщиков, невозможно. Дальше был звонок в Краснодарский край, и дело закрутилось в ином направлении. Жарикову решили делать виновной в том, что покупала квартиру по мошеннической схеме.

Её вызвал на допрос следователь Марков. Жарикова попросила пойти с ней адвоката Владимира Попова. Допрос длился с 10 утра до 11 вечера. По каждому слову и каждому документу следователь задавал вопросы. Благодаря именно этому допросу всплыли все факты махинаций следователей следственного управления ОМВД по Краснодару и масса нарушений. Следователь Маркин привёл дело в порядок.

Потом была очная ставка с Жариковой с Шуткиной. Там Шуткина выдала фразу: «Вы, Светлана, когда заключали договор у меня в офисе, были пьяная или под наркотиками?». На что адвокат Попов парировал: «То есть вы признаётесь, что Жарикова должна была понимать, что вы её обманываете?». И Дальше Светлана Шуткина призналась во всём.

Кроме того не под протокол она призналась, что версия с дискредитацией потерпевшей Жариковой была придумана сотрудником СУ ОМВД по Краснодару Чулковым – якобы потерпевшие сами мошенники, хотели обмануть государство. Эту версию распространил в верхних эшелонах власти некий дядя Ваня, стоящий за всей схемой.

Кто же этот дядя Ваня?

Речь о бывшем вице-губернаторе Иване Перонко, говорит адвокат Попов. Когда стали анализировать всю схему, то поняли очень многое. Например, почему без проблем прошла ликвидация юрлица «Югстройинвест», договор с которым в агентстве Шуткиной заключила потерпевшая Жарикова. Именно край не дал расследовать дело о незаконной ликвидации «ЮСИ».

- Кто в «ЮСИ»? Бывший замглавы администрации Ставпропольского края Павлов и Иванов – брат осуждённого вице-губернатора Краснодарского края Иванова. Начальник службы безопасности – брат зятя бывшего вице-губернатора Ивана Перонко. Все следы к Перонко шли, - говорит Владимир Попов.

Кроме того, Иван Алескандрович ярый фанат футбола, а организатор преступной схемы (по показаниям осуждённой Рощупкиной) сотрудник полиции Залевский - тоже футболист.

Попов решил – дело надо дожимать, нельзя никому давать вмешиваться: ни Перонко, ни начальнице четвёртой налоговой, где прошла ликвидация «ЮСИ».

По его данным, из-за незаконной ликвидации «ЮСИ» край недополучил 2,8 млрд рублей налоговых поступлений. Кроме того, в ходе ликвидации владельцы компании получили уставной капитал – а это 166 миллионов рублей, с которых порядка 60 миллионов нужно было уплатить налогов. Но эти миллионы тоже прошли мимо краевой казны.

- Мы требовали расследования экономического преступления, но край не дал тронуть «ЮСИ». Хотя 3% краевого не уплачено! Это вопиющий факт, - говорит Попов.

Попутно в деле всплыли фамилии Ремезков и Мышалов. И в отношении них тоже из администрации края стали грудью на защиту.

Владимир Попов рассказывает прелюбопытнейшую историю:

- Например, бывший совхоз «Солнечный» в Краснодаре. Там незаконно была отчуждена земля и передана гражданам Армении, приехавшим на ПМЖ в Краснодар пару месяцев назад. Те землю передали фирме, которая зарегистрирована в офшоре. Действовал от этой фирмы по доверенности господин Мышалов, гражданин США, бывший руководитель Черноморской финансовой компании. На переданной земле застройщики получали право строить дома. За это они передавали офшорной фирме Мышалова квартиры по договору переуступки прав требования. С каждого застройщика в среднем по 100 квартир. Именно эти квартиры продавала Шуткина и другие липовые риелторы. Все без исключения деньги переводились на острова, а потом в Австрию. Именно там сегодня живут Мышалов, Ремезков и вся его семья, дочка Ремезкова выступает за Австрийскую сборную. А вы говорите пятая колонна…

В этом деле звучит ещё одна громкая фамилия – Войт. Речь о бывшем вице-мэре Краснодара по правовым и имущественным вопросам Войт Марине Николаевне. О ней шла речь на одном из допросов осуждённой Ольги Будариной.

Адвокат Попов спросил у неё, почему она представлялась потерпевшим сотрудницей мэрии по имени Марина Николаевна. Бударина заявила, что так придумала Рощупкина, случайный выбор. На вопрос, знакома ли она с Войт, отвечать отказалась категорически.

А вот Светлана Шуткина на очной ставке заявила, что ей знакома фамилия Войт. А потом без протокола поведала, что все деньги, которые должны были поступить чиновникам негласно, поступали именно через Войт, якобы, та решала все щекотливые вопросы с наличкой.

- Когда мы заварили кашу с арестами Шуткиной, Будариной, Рощупкиной, Яковенко, Войт сразу же перевели в Сочи. Мы долго добивались её допроса. Появилась она в суде. Когда зашла, я сразу понял, что обвиняемые её прекрасно знают, - говорит адвокат Попов.

Вообще, вся эта схема так и осталась бы тайной, если бы не сотрудники краевого ОБЭП, решившие подзаработать. Им показалось мало получить квартиры и ежемесячные денежные пособия от Рощупкиной, они решили выйти на крупную рыбу – на Войт. В материалах дела есть записи прослушки, где Рощупкина и сотрудник полиции Залевский обсуждают, что сотрудникам ОБЭП, которые их терроризируют, нужно предъявить липовую Марину Николаевну – шефку. Так в преступной группе появилась Ольга Бударина, выдававшая себя за Марину Николаевну.

Светлана Жарикова вспоминает, что когда увидела Бударину в суде, то очень поразилась тому, какие разительные перемены с ней произошли. От холёной уверенной чиновницы, роль которой она играла, не осталось и следа.

Что же хотели сотрудники ОБЭП от Марины Николаевны Войт? Попов говорит, что нацелились на её гостиницу в Эмиратах.

Вообще, Владимир Попов считает, что всё можно было бы представить операцией спецслужб, если бы не десятки реальных потерпевших.

В завершение мы хотим подчеркнуть, что услышанное и пересказанное нами в большинстве своём правда – все доказательства давно собраны. Но система отчаянно спасает своих благодетелей. Пять лет потерпевшие не могут добиться, чтобы были наказаны следователи, которые позволили мошенникам спрятать своё имущество от потерпевших. Несколько лет не проводится расследование по факту ликвидации «ЮСИ». Из потерпевших лишь единицы продолжают упорствовать и добиваться справедливости – остальные махнули рукой.

Светлана Жарикова говорит, что это уже дело принципа. Раз никто не желает возмещать ей нанесённый ущерб, значит, пусть отвечают по закону.

В СК один большой начальник задаётся вопросом: «Ну пятеро же сидят, что этой Жариковой ещё нужно?!».

Так ведь Жарикова продала квартиру, чтобы купить квартиру побольше для себя и своей семьи. Это были её единственные деньги. Почему же ей не бороться за них?

- Почему вам до сих пор никто не предложил уладить дело мировым соглашением? Мошенники же не бедные люди, у всех имущества было много, - спрашиваем.

- Мне сказали, что я никто и звать меня никак, чтобы возвращать мне деньги. Им проще носить взятки следователям и в прокуратуру, чем мне вернуть деньги за квартиру, - вздыхает Светлана.

Говорит, был период страшного отчаяния, когда из-за этого обмана не хотелось ничего. На нервной почве даже потеряла ребёнка.

- Врагу такого не пожелаешь. Я же даже мужу не сказала, что продаю квартиру, чтобы купить новую. Старая квартира за неделю улетела. Всё сложилось как-то так с виду хорошо. И потом раз – нет ничего. Ни денег, ни квартиры, - рассказывает женщина.

Она говорит, что когда вляпалась в эту историю, то была обычной женщиной - пилила клиентам ногти и варила мужу борщи. А сейчас уже стала экспертом в области права. Но лучше бы, говорит, всё было как раньше. И чтобы была новая квартира – дети то выросли уже, было бы где дожидаться внуков…

Мы съездили со Светланой в ЖК «Панорама» по улице Восточно-Кругликовской – застройщик «ЮСИ». Решили поговорить с добросовестным приобретателем её квартиры номер 315. А получилось так, что впору проводить новое расследование – ведь в квартире явно никто не живёт. Как не живут и соседних пяти квартирах, которые тоже были проданы Шуткиной по схеме. Парень, который представился владельцем квартиры 315 Дмитрием Семенякиным, явно специально приехал показаться нам. Уж откуда узнал, что приедем – вопрос десятый.

Зашли в другой подъезд, где тоже были квартиры, проданные Шуткиной потерпевшим – там тоже тишина и счётчики не мотают. Случайность? Вряд ли… Скорее всего из-за уголовного дела их не успели сбыть третьим лицам, вот и всё.

- Семенякин – знакомая фамилия, - говорит адвокат Попов. – Я видел эту фамилию в документах по одной из фирм осуждённого Яковенко. По-моему, там был такой соучредитель.

Мы не нашли в открытых источниках связи Яковенко с Семенякиным. Но нашли Сергея Семенякина – бывшего учредителя ООО «АСК». Уж не родня ли? В общем, копать по этому делу - не перекопать.

                                                                                                                                             Виктор Мельник

Возврат к списку