Сайт о людях для помощи людям
Сенсационное признание Османа Камова о черных схемах продажи квартир на Юге России

Сенсационное признание Османа Камова о черных схемах продажи квартир на Юге России

Сенсационное признание Османа Камова о черных схемах продажи квартир на Юге России Источник:
24 августа 2020, 00:00

Уважаемые читатели! Те из вас, кто давно с «Жителями Юга», помнят наши материалы по делу о торговле откатными квартирами в Краснодаре. Главной их героиней была Светлана Жарикова, которая мечтала стать счастливой обладательницей квартиры в ЖК «Панорама», а осталась ни с чем. Жарикова пришла в агентство недвижимости «Аверс», где риелтором подрабатывала её подруга, чтобы купить квартиру со значительной скидкой. Покупали с подругой вскладчину в надежде улучшить жилищные условия. Но на этапе оформления прав на квартиру риелторов внезапно «повязали». Светлана Шуткина – зам директора «Аверса» - приехала к Жариковой лично, чтобы объясниться: «Квартир не будет». Сейчас Шуткина в местах не столь отдалённых. А Жарикова более 5 лет в праведном гневе и борьбе за предназначавшуюся ей квартиру, принадлежащую сегодня «левому» гражданину на якобы законных основаниях.

Низкая цена квартир, по словам Жариковой, была обусловлена тем, что квартиры откатные. Якобы неустановленная группа лиц в мэрии Краснодара получала эти квартиры от застройщиков в качестве благодарности за разрешения на строительство и другое покровительство. То есть в виде отката. А потом через риелторов «Аверса» чиновники сбывали квартиры по цене на 20-30 процентов ниже рыночной по «своим» и нужным людям. Жарикова утверждала, что через «Аверс» продавались откатные квартиры минимум пяти крупных строительных компаний Юга России. А координировала продажи якобы бывшая вице-мэр – на неё в суде указала одна из осуждённых.

Вместе с риелтором Шуткиной были осуждены ещё четверо подвизавшихся в «Аверсе» агентов. Среди них Даниил Яковенко – владелец фирмы по производству бетона. Она был подрядчиком на строительных объектах. Дела шли неплохо: объёмы хорошие, отличная техника, дорогие тачки для души. Погорел Яковенко, как мы предполагаем, на продаже квартир, которые получал от застройщиков за поставленный бетон.

Квартиры нужно было продать, чтобы получить живые деньги, в которых нуждалось предприятие. Предполагаем, что с продажами были какие-то сложности. Один из покупателей квартиры по имени Дима рассказывал нам, что отдал Яковенко с трудом накопленные несколько сотен тысяч рублей, но документов, подтверждающих покупку жилья в ЖК «Панорама», не получил. Яковенко якобы не выходил на связь какое-то время, и Дима направился в полицию. Там дело заводить не спешили. Но Дима оказался упёртым: ходил, звонил, спрашивал, писал жалобы. Так и появилось уголовное дело в отношении его обидчика.

Как случилось, что Даниил Яковенко оказался в группе лиц, торговавшей откатными квартирами, мы не знаем. Но он стал единственным в группе лиц, кто располагал имуществом, которое могло пойти на возмещение ущерба потерпевшим, коих как-то насчитали аж 68 человек. Риелторы, которые вели до уголовного дела поистине роскошную жизнь, пред судом предстали фактически нищими. Зато у Яковенко судом была арестована тяжёлая техника и личные премиальные легковые автомобили. Потерпевшие ликовали недолго. Техника числилась за предприятием, а деньги за неё платил якобы партнёр Яковенко по бизнесу. Реализация арестованного имущества застопорилась на годы. Легковые премиальные авто Яковенко тоже оказались недосягаемы для приставов. Потерпевшие предприняли поистине героические усилия для розыска арестованного имущества. Нашли. Но это ничего не дало.

Сейчас Даниил Яковенко в тюрьме. По слухам, ходатайствует об УДО. На УДО рассчитывают и другие осуждённые чёрные риелторы. Признаемся, мы долго не могли понять, как Яковенко оказался в связке с риелторами из «Аверса». И вот нам прислали письмо. Со Ставрополья. И пазл сложился.

Автор письма – ставропольский предприниматель Осман Камов. Его со дня на день могут отправить в тюрьму. Прокурор просит 10 лет. Османа пытаются сделать локомотивом в деле о незаконных продажах квартир чёрными риелторами. Учреждённые Камовым предприятия поставляли инертные материалы на объекты крупнейших застройщиков Ставропольского края. Расчёты с подрядчиком делались квартирами, которые он вынужден был продавать, чтобы иметь средства на обеспечение деятельности своих предприятий. Понимаете теперь, к чему было длинное вступление про Яковенко?

Вокруг этих квартир, которые невозможно было продать по нормальной рыночной цене, вилось много риелторов. Все риелторы, так или иначе, были связаны с застройщиком, с которым работал Камов. К подрядчику приходили с «выгодными» предложениями, затем резко меняли правила игры, фактически вынуждая предпринимателя нарушать закон.

Осман Камов долго не решался обратиться в правоохранительные органы. Он по белому вёл бизнес, его знали, уважали. Боялся, что его репутации будет нанесён непоправимый урон. Но, по законам жанра, наступила точка невозврата. Когда Камов лишился техники и не смог работать, не смог выполнять свои обязательства перед покупателями квартир, им заинтересовались правоохранительные органы.

Три года Камов находится под прессингом. Он пока под домашним арестом, но со дня на день ожидает ареста настоящего. Он не питает иллюзий – уверен, что его посадят. Но пока борется всеми доступными ему законными методами. Пишет жалобы и ходатайства, предлагает следствию сотрудничество, обещая дать поистине сенсационные показания о деятельности одного из самых крупных застройщиков Юга России и СКФО. Он готов нести заслуженное наказание за свои ошибки в управлении своими предприятиями. Но категорически не согласен быть «паровозом» в деле о черных риелторах, обобравших и его самого до нитки.

Его письмо – это исповедь. И в чём-то даже чистосердечное признание, которое он делает во вред себе, хоть и не обязан свидетельствовать против себя. Осман Камов за три года прошёл несколько кругов ада. Его то ли не слышали, то ли ждали вот таких публичных покаяний.

Осман предоставил в наше распоряжение массу аудио, видео файлов, свою переписку с надзорными органами, с органами следствия. Изучив всё, мы приняли решение опубликовать часть исповеди предпринимателя. Она огромная – на 30 листах. Осман Камов надеется, что потерпевшие прочтут и поймут, что кроме как не него, им надеяться не на кого. Если предпринимателя посадят, люди не получат свои квартиры. Как рассказал Камов, реальных потерпевших в его деле очень мало. Большая часть – это люди, которые зарабатывали на перепродажах квартир от подрядчиков, риелторы. Все они получали неплохие «откаты» за эти продажи, «забывали» отдавать деньги подрядчику, сдавали деньги покупателей под проценты. Крутили, в общем, чужие деньги.

В исповеди Османа Камова фигурирует крупный ставропольский застройщик, известный также в Краснодаре и Ростове-на-Дону. Назовём его «ЯТИ». Имена и фамилии риелторов, потерпевших и других «героев» рассказа тоже изменим. Это в целом не суть. Всё, что вы прочтёте, Осман Камов давно изложил органам следствия и надзорным органам, озвучивал в суде, писал президенту страны. Если будет на то политическая воля, то и без нашей публикации разберутся, кто есть кто.

Кстати, без политической воли в этом деле никак. Застройщик, о котором пишет Осман Камов, слишком крупный игрок на строительным рынке. Владельцы компании обросли связями в верхних эшелонах власти, а кое-кто из молодёжи уже обзавёлся депутатским мандатом. Но могут же правоохранительные органы сразу трёх субъектов РФ в упор «не замечать» того, чём пишет Камов, имея в наличии практически идентичные уголовные дела с десятками потерпевших? Хорошо… возможно, не было доказательств. Но вот же появился смелый человек, который готов дать важные показания, раскрыть схему, которая плодит обманутых дольщиков! Что опять-то не так? Видимо, полученные в дар квартирки развернуться не дают…

Мы приводим сокращённую версию исповеди Османа Камова. Полная версия будет направлена в администрацию президента России и в генеральную прокуратуру.

Осман Камов: «К написанию данного письма меня толкнула та несправедливость, предвзятость, избирательность, которая присутствует при расследовании преступлений правоохранительными органами, органами дознания и следствия. Они забыли, что законы должны иметь одинаковый смысл для всех.

Речь идет о преступлении, в результате которого пострадали около ста человек. Причинённый ущерб оценивается в сумму более 100 000 000 рублей. В моем случае речь идет риелторах и псевдо риелторах, которые являлись организаторами и соучастниками преступления. По всем этим фактам мной представлены следственным органам соответствующие материалы с доказательствами.

Я ставлю перед собой лишь одну цель - раскрыть схему мошенничества, в которую я оказался втянут как руководитель предприятий. Пострадали многие люди, в том числе и моя семья. Я провёл немало бессонных ночей в нравственных муках из-за совершённых мною ошибок, поэтому не пытаюсь обелить себя и переложить на кого-либо ответственность. Каждый должен ответить за содеянное, и не должно быть избранных перед законами РФ.

Все происходящее с подрядчиками и дольщиками - это следствие тех схем расчетов с подрядными организациями, которые привнесены ГК «ЯТИ» и её бесконечными СУ 1, СУ 2, ………. СУ 21 в город Ставрополь. Раньше в городе все расчеты за выполненные работы и поставленный товар производились в денежном выражении на расчетный счет контрагента. А потом пришли «ЯТИ», и другие застройщики от них заразились расчётами квадратными метрами за поставленные материалы или выполненные работы. Но, в отличие от «ЯТИ», с другими застройщиками города Ставрополя нет проблем с оформлением либо переоформлением, со вторичной переуступкой объекта недвижимости.

За те 50 лет, что я прожил до начала работы с «ЯТИ» с их губительной (для подрядчиков) схемой расчетов и знакомства со сворой риелторов, которые обслуживали этого застройщика, мне нечего стыдиться.

Свою предпринимательскую деятельность я начал в 90-х годах прошлого века. Старался работать по белому. Сфера деятельности была связана с производством инертных материалов и ЖБ изделий. Впоследствии, я решил заняться только грузоперевозками.

В 2008 году мною было основано «Кам-Прогресс», основным видом деятельности которого являлась поставка инертных материалов (песок, песчано-гравийную смесь), а также поставка железобетонных изделий и кирпича. Работал в основном с крупными застройщиками.

Работа шла достаточно успешно. Увеличивались обороты предприятия, приобретался новый автотранспорт в лизинг. Зарплата у работников была достаточно высока.

С 2009 года я стал сотрудничать со строительной компанией «ЯТИ», на данный момент группа компаний. В начале сотрудничества деятельность осуществлялась на основе денежных расчетов за поставленный мной строительный материал.

Но примерно в 2010 году «ЯТИ» (СУ-1, СУ-2, СУ-3,… СУ-11, другие их «дочки») стали предлагать форму расчета только квартирами - объектами недвижимости в строящихся домах г. Ставрополя.

Способ расчета был выгодным, как мне тогда казалось, хоть и очень рискованным. В 2012 году я основал предприятие «Перспектива», в январе 2015 года - «Транскам». Они имели общую систему налогообложения и работали в основном с группой компаний «ЯТИ» и компанией «Стройкаресурсный». В обоих случаях расчеты производились путем предоставления недвижимости в собственность моему предприятию «Перспектива».

«Перспективой» в лизинг были приобретены грузовые автомашины, на которых я организовал перевозку строительных материалов.

Схема выглядела примерно так:

- заказчик «бронировал» будущую квартиру под то количество товара, которое я должен поставить

- мы подписывали соглашение или Предварительный договор, а спустя время и вовсе просто ставили галочку в таблице, и я начинал поставки инертных материалов

- клиент, который желал приобрести квартиру, обращался непосредственно ко мне; я ему сообщал стоимость квартиры, ее характеристики (адрес, площадь и этажность)

- клиент мог обратиться и в головное предприятие «ЯТИ», либо в дочернее предприятие, и убедиться в наличии квартиры и адекватности моего предложения

- с клиентом заключали договор займа

Сначала я продавал квартиры, которые я уже отработал заказчику. Со «Стройкаресурсным» никогда не возникало проблем с оформлением либо с переоформлением полностью отработанной недвижимости. Все было честно и прозрачно. Но только не с «ЯТИ»!

После отработки полной стоимости недвижимости от «ЯТИ» ты сразу должен был оформить данную недвижимость на своего клиента/покупателя. Но в конце каждого года «фирмочки» от «ЯТИ», с кем заключались договора поставки, ликвидировались. И мне приходилось перезаключались договора с новой фирмой. Невозможно было оформить недвижимость от «ЯТИ» в собственность своего предприятия и через месяц продать по более выгодной цене, а не по бросовой, как это чаще всего происходило. «ЯТИ» ставили искусственную преграду всем подрядчикам в возможности второй переуступки, тем самым толкая подрядчика на поиски разных схем получения денежных средств за свою работу.

По условиям «ЯТИ», вторая переуступка была возможна лишь после ввода в эксплуатацию всего объекта строительства. А это возможно лишь через полгода как минимум. Также «ЯТИ» предоставляет подрядчикам те объекты недвижимости, которые тяжело продавать по ценам, установленным ими же. Это квартиры в торце здания, квартиры на последних этажах, квартира с видом на сплошную стену соседнего здания. В 2012 году мне к тому же поставили условие, что я должен доплачивать за возможность выбора квартиры. 50 тыс рублей за однокомнатную, за двухкомнатную – 100 000 рублей, за трехкомнатную – 150 000 рублей. Не согласен – расторгаем договор. Позднее в 2014 году ставку подняли еще на 50 000 рублей по каждой позиции. А где брать эти деньги? Конечно же, у клиентов. В последующем на эти суммы искусственно завышали объем поставленного материала. Кто сведущ в бухгалтерии, тот поймет, какие проблемы из этого возникают у поставщика.

В 2014 году, когда на валютном рынке наступил очередной коллапс, руководство «ЯТИ» не придумало ничего лучшего, как в нарушение всех договоров в одностороннем порядке внести изменения по стоимости поставляемого подрядчиками материала - с понижением на 30 процентов. А цены на квартиры наоборот увеличили на эти же 30 процентов. Никаких переговоров, никаких дополнительных соглашений. Не нравится - свободен!

Вокруг всего этого кружились многочисленные риелторы, которые скупали эти квартиры по бросовым ценам у подрядчиков и перепродавали. С подрядчиков к тому же брали обязательный откат в размере 30 рублей за одну тонну поставленного материала должностному лицу «ЯТИ» - заместителю генерального директора. И предлагали участие в махинациях. Например, делать фиктивные поставки материалов с целью хищения квартир. Это не голословные утверждения, я готов предоставить доказательства.

Вы спросите: «Кто мешал расторгнуть договор и уйти от этих схем?». Преграды и вопросы «отката» возникают ведь не сразу, а спустя некоторое время, когда ты уже по пояс в трясине. Ты уже заключил договора с клиентами, тем самым взяв на себя определенные обязательства. Клиенты деньги свои назад не хотели, они хотели готовые квартиры. А если нет квартир, то грозили объявить мошенником. Я очень боялся, что будут трепать моё имя. И не пошёл вовремя в правоохранительные органы. Сейчас понимаю, что это была ошибка.

Почему я сейчас об этом говорю? Меня возмутило то, с какой наглостью «ЯТИ» отреклись от того факта, что я был их подрядчиком, поставщиком. Через моего бывшего юридического представителя Николаеву Н.А., которая сейчас в статусе подсудимой, от «ЯТИ» передавали, чтобы я в своих показаниях не упоминал их, что все руководство ОП №3 и отдел №3 СУ УМВД России по г. Ставрополю у них в кармане. То есть, чтобы я скрыл те факты, которые я здесь излагаю.

Первые свои квартиры, вырученные за поставки материалов, я продал через Хендину Любовь Анатольевну. Она выплачивала мне стоимость квартиры по заниженной цене, мы заключали договор купли-продажи или договор цессии. И после полной отработки я переуступал права требования на покупателя Хендиной.

В дальнейшем Хендина Л.А. вышла замуж за Бедовского Игоря Викторовича, который раньше работал в дочернем предприятии «ЯТИ», а потом занялся продажей квартир от подрядчиков, был завсегдатаем в отделе продаж «ЯТИ», распивая с сотрудниками шампанское.

Хендина Л.А. познакомила меня не только с Бедовским, но и со своей подругой Касильченко Пальмирой Мовлидиновной, которая так же предлагала риэлтерские услуги. Бедовский познакомил меня со Спорщиковым Эрастом Викторовичем, тот познакомил с Грайчевской Ниной Станиславовной. Кроме того, Касильченко П.М. познакомила меня со своей сестрой Пайбулатовой А.М., некой Софией и Тисмунцевой Альбиной Юрьевной.

В 2013 году Касильченко П.М. при продаже одной из моих квартир от «ЯТИ» предложила мне схему: первоначально получать оплату, а квартиры предоставлять через год. Сказала, что у нее много клиентов, которые готовы подождать год, если им представить хорошую скидку. Предоставила образец договора займа. Как я посчитал на тот момент, этот вариант был мне выгоден. Так я хотя бы мог использовать деньги в своей деятельности. То есть, по сути, я брал беспроцентный кредит на один год.

Принимая во внимание, что срок строительства многоквартирных домов в группе компаний «ЯТИ» не менее года, то и срок предоставления квартиры так же год, что и фиксировалось в Договорах займа.

Первые Договора займа были заключены через Касильченко П.М.. А в 2014 году, точную дату не помню, один из клиентов от Касильченко, которого я пригласил для передачи и оформления квартиры согласно условиям подписанного нами Договора займа, отказался забрать квартиру. Объяснив это тем, что он рассчитывал на готовую квартиру с ключами. Хотя по условиям договора я обязался предоставить квартиру в доме на стадии строительства - как передавал нам застройщик. И все мои расчеты были составлены исходя из того, что я передаю те квартиры, которые передает мне застройщик - то есть на стадии строительства. Я стал спорить. И тут Касильченко тоже подняла шум, угрожая, что они пойдут в «ЯТИ» и пожалуются, что у меня будут большие проблемы.

Это говорил мне человек, который с каждого заключенного договора забирал себе от 15 до 25 процентов, при этом просил не говорить клиентам!

Я не хотел конфликта, но и предоставить им квартиру на новых условиях не мог. Их просто не могло быть так, как «ЯТИ» рассчитывался с подрядчиками квартирами в домах на стадии строительства. Подобных договоров, на тот момент было заключено уже с десяток.

На этом этапе как из ларца появляется Бедовской и предлагает передать моим клиентам его квартиру, которая их устраивает. Но за это попросил у меня 40% от суммы, внесенной клиентом год назад при заключении со мной договора займа. Был также вариант передать Бедовскому за «помощь» недвижимость на стадии строительства на 40 % большей квадратуры. Или заплатить эти 40 % деньгами.

Предложение Бедовского в новых условиях выходило мне в итоге как 3.3% в месяц от суммы, полученной от клиента. Конечно, это было не то, что изначально предлагала мне Касильченко А.М., но хоть что-то. На тот момент я не заметил никакого подвоха. Чтобы избежать конфликта, я согласился.

Затем таких сделок стало больше. Бедовской И.В. и Касильченко П.М. мне говорили, что клиентов много, «ЯТИ» - фирма мощная. Мы сможем работать и покупать квартиры другим лицам, которые так же будут приносить нам деньги. Даже можно принимать в виде расчетов легковые автомобили, а также квартиры из старого фонда от клиентов Касильченко и других риелторов, с которыми они меня позже познакомили.

Бедовский заявил, что хочет полностью контролировать продажу всей недвижимости, которую я получаю от подрядчика. И предложил свои услуги по выбору квартир в отделе продаж «ЯТИ» и по привлечению денежных займов в частном порядке на срочные нужды под щадящий процент. Я согласился.

В процессе работы покупатели квартир видели меня как основного исполнителя, деньги передавали мне. Некоторые клиенты, которых приводили вышеуказанные риелторы, предоставляли в виде взноса по Договору займа, готовые квартиры, чтобы в последующем получить другую квартиру большей площади. Мы с клиентом подписывали Договор займа, где я указывал, что принял денежную сумму равную рыночной стоимости квартиры, которую предоставлял клиент. Далее, клиент предавал нотариальную доверенность Касильченко или Бедовскому с правом продажи и получения денежных средств за квартиру, предоставляемую им в виде взноса по Договору займа.

Я обращал внимание следователя Шампаньера А.О. и моего юридического представителя Николаеву Н.А. на эти факты, но, мне было сказано, что договора подписаны мной, и лишь я несу ответственность. И что лучше мне признать этот факт, чтоб не усугубить свое положение, так как за действия в группе лиц наказание жестче. Я поверил – и это была моя очередная ошибка.

Касильченко и Бедовской продавали эти квартиры спустя некоторое время после подписания мной договора займа. То есть между днем заключения договора займа, где мной был подписан практически фиктивный акт приема-передачи денег, и фактической продажей квартиры от клиента, проходило несколько недель. Деньги от продажи оставались у них на руках. Тогда, как в договоре займа стоит моя подпись, и все обязательства перед клиентом несу я. Задержку денег у них на руках они объясняли тем, что они полноценно участвуют в этих сделках и хотят также воспользоваться ими какое-то время для получения дивидендов. Что у меня проблем не будет с деньгами, так как клиентуры много.

С Грайчевской, которая оставила глубокий след в деле такого же подрядчика «ЯТИ» Акбашева, осужденного по ст. 159 УК РФ, происходило чуть по-другому. Она предварительно ставила условие, что квартира клиента, которого она приведет, должна быть оформлена на ее двоюродного брата Тагашева Р.В. по той цене, которую она укажет. Грайчевская гарантировала, что клиент подождет год. Либо квартиры всех клиентов (фамилии клиентов и суммы изложены мной в показаниях на судебном процессе Промышленного районного суда г. Ставрополя), которых она приводит, реализует сама и передаст мне деньги за минусом 30-40 процентов. Я снова согласился, но деньги от продаж Грайчевская не спешила вносить в кассу. Все время отодвигала сроки и приводила новых клиентов для покрытия предыдущих договоров.

А тем временем в договорах стояла моя подпись. Позднее, когда подходило время исполнения условий договора, я начал требовать с нее внесения денег по нашему соглашению. И тогда, как под копирку, она стала угрожать сбросом информации в «ЯТИ» и т.д.

В итоге за год сотрудничества Грайчевская присвоила денежные суммы клиентов, которых она привела, более чем 3 500 000 рублей. Так же мной подано заявление в правоохранительные органы о прямых хищениях Грайчевской 2 000 000 (два миллиона) рублей. Когда я дал показания в суде, изложив все эти факты касаемо Грайчевской и ее брата Тагашева, проходивших по делу в статусе «потерпевших», Грайчевская подошла со своим адвокатом и предложила мировую. Я отказал.

Примерно такая же схема с легковыми автомобилями. Вышеназванные риелторы приводили клиентов, которые предлагали в счет оплаты автомобили, чтобы через год получить квартиру по договору займа. Автомобили все, практически, передавались в районе офисного здания по адресу: г. Ставрополь, ул. Доваторцев, 61. Иногда мы с Бедовским выезжали в город Черкесск для осмотра предлагаемого автомобиля. После осмотра авто и получения одобрения от Бедовского И.В. я подписывал Договор займа, где указывал, что мной получена денежная сумма практически превышающая реальную стоимость автомобиля, которую определял Бедовской.

Далее клиент напрямую передавал Бедовскому ключи и документы от автомобиля, либо оставлял у меня в офисе, откуда их забирал Бедовской. Во всех случаях клиенты передавали Бедовскому либо оставляли Договора купли продажи с их подписями как продавца, без указания покупателя. Некоторые автомобили оформлялись на Бедовского.

При каждой такой сделке Бедовской приносил напечатанную им короткую расписку, что я получил от него денежные средства за данный автомобиль, где указывал бросовую цену. Он объяснял это тем, что он должен показать своим неким партнерам, как он распорядился общими деньгами.

В последующих сверках между Бедовским и мной (имеются в наличии) мы указывали те цены, которые были зафиксированы в договорах займа с клиентами, и указывали истинное предназначение этих средств.

Малую часть средств от продажи этих авто я получал на расходы своего предприятия, а именно: покупку запчастей, дизельного топлива и некоторых строительных материалов. Основная часть уходила Бедовскому и Спорщикову на оплату готовых квартир для клиентов в будущем.

Ключи от готовых квартир Бедовской И.В. и Спорщиков Э.В. передавали клиентам, чтоб они могли делать ремонт и заселиться, а оформление и передача в собственность затягивалось на несколько месяцев под разными предлогами. Позднее я понял истинную причину этих отсрочек. Таким образом они использовали данную ситуацию, как рычаг давления на меня. Позже это приняло открытую форму шантажа. Такими же методами пользовались остальные риелторы.

Другой способ - это заключение риелторами безденежных договоров займа с предприятием «Перспектива», а в последующем получение квартир либо денежных средств по этим договорам.

Приведу такой факт. 10 октября 2015 года Пальмира Касильченко пришла ко мне в офис и сказала, что она и ее «брат» хотят совместно вложиться в покупку однокомнатной квартиры. И «как мой компаньон она заслуживает некоторую скидку». Попросила уступить до 700 000 рублей, а в договоре указать 800 000 рублей. Я согласился на эту сумму, подготовил Договор займа, который мы с ней и подписали. Покидая офис, она сказала, что через пару дней вернется с деньгами.

13 октября Касильченко пришла снова и предложила 350 000 рублей в счет оплаты по договору, который мы заключили 10.10.2015 года. На вопрос об остальной сумме она ответила, что эти деньги прислал ее брат, а свою часть она внесет за счет откатов за клиентов, которых она еще приведет.

Позднее, летом в 2017 году, когда была остановлена работа моих предприятий в результате хищения Бедовским моего грузового транспорта, пришел ко мне в офис тот, которого она Касильченко называла своим «братом». Им оказался некий А. Юсут. Он начал задавать вопросы, когда же, наконец, ему выдадут квартиру. И тут же выяснилось, что 10.10.2015 года он перечислил на карту Касильченко 800 000 рублей для заключения от его имени договора займа. Я объяснил, что произошло, какие трудности возникли у меня в связи с похищением автотранспорта, и объяснил, что 13.10.2015 Касильченко от имени своего «брата» передала мне всего 350 000 рублей. «Брат» же потребовал, чтоб я переделал договор на него, потому что он передал Касильченко 800 000 рублей.

Я согласился переделать, и тут же указал Касильченко вернуть первый договор мне обратно. Так же настоял, что в договоре укажу сумму, которую фактически согласовали с Касильченко. Я составил и распечатал Договор займа на 700 000 рублей от 18 января 2016 года на имя А. Юсута, мнимого брата Пальмиры Касильченко.

Касильченко так и не вернула первый Договор займа от 10.10.2015 года. Более того, в конце лета 2019 года Касильченко обратилась в правоохранительные органы с заявлением о мошеннических действиях с моей стороны и в качестве доказательства приложила копию того Договора займа от 10.10.2015 года. А перед этим приходила ко мне с некими Исламом и Магометом с угрозами.

Кроме этого Касильченко и Пайбулатова, как и остальные риелторы, получали «откаты» в виде комиссии за каждого клиента, которого они приводили, в размере от 50 000 до 250 000 рублей. За период с 2014 по 2016 годы Касильченко и Пайбулатова получили откат в размере минимум 7 480 000 (семь миллионов триста пятьдесят тысяч) рублей. Часть, а именно 2 327 100 (два миллиона триста двадцать семь тысяч сто) рублей, я перевел им на дебетовую банковскую карту. Остальное было передано наличными. Большая часть из этой суммы получила Касильченко.

Так же в период с февраля 2016 года по апрель 2017 года Касильченко и Пайбулатовой были получены через мои предприятия деньги клиентов, которых они и приводили, в размере 18 000 000 рублей. Фамилии клиентов, даты заключения договоров и суммы внесенные, которыми воспользовались Касильченко и Пайбулатова были мной представлены в процессе судебного заседания и в правоохранительные органы.

Эти денежные средства были потрачены ими на покупку для себя однокомнатной квартиры (номер не помню) и двухкомнатной квартиры № 426 по ул. Добролюбова …, г. Ставрополя, а также трех однокомнатных квартир в г. Москве. Все эти факты легко проверить. Не самому же вести следствие.

В конце 2016 года и начале 2017 года действия и поступки риелторов приняли форму откровенного шантажа.

На мои предложения в конце 2016 года о том, что нужно закрыть хоть некоторых клиентов по договорам займа, Касильченко открыто заявляла, сопровождая все это истерическим ором и нецензурной бранью, что клиенты подождут. Важнее всего она, которая привела столько людей для заключения договоров займа, что она заслуживает большего, что к их с сестрой 35-ти летнему юбилею в апреле 2017 года они должны показать свою состоятельность. И к этому сроку они должны приобрести достойную недвижимость в Москве и в Ставрополе. И если я им не передам эти деньги в полном объеме, то они поднимут бунт среди всех клиентов, а те потребуют все свои деньги обратно, и этим уничтожат меня.

И здесь я совершил свою очередную ошибку. Денег от их клиентов не хватило на покупку недвижимости в Москве. Тогда в феврале 2017 года я заложил один из грузовиков своей компании «Транскам» на полгода Бедовскому. Полученные 3 000 000 рублей передал Касильченко, чтоб избежать конфликта.

Весной 2017 года от одного из своих контрагентов из Москвы получил на расчетный счет своей фирмы 4 500 000 рублей, большую часть от которых также передал Касильченко на покупку недвижимости в Москве.

И с этого момента я занимался лишь тем, что закрывал «долги», таким как Бедовский и Спорщиков, с выплатой непомерных процентов. А интересы клиентов и обязательства перед ними вынужденно были отодвинуты на второй план.

В процессе совместной работы с Бедовским И.В. дошло до того, что к началу 2016 года практически всю мою финансовую деятельность контролировал он.

Ни одна квартира, полученная мной от застройщика, за исключением лишь некоторых, которые я получал от «Стройкаресурсного», не могла быть передана кому-либо без Бедовского.

Весной 2016 года я сказал Бедовскому, что надо заканчивать работать по схеме «пирамиды», и попросил оформить две квартиры по адресу: г. Ставрополь ул. Рогожникова, 1.., - кв. №133 и кв. №228. За эти готовые квартиры я ранее передал квартиры в строящихся домах, а также денежные средства согласно нашим договоренностям. Однако Бедовский, пользуясь тем, что я фактически подписываю договора займа и акты приема-передачи денег с клиентами, выставил свои условия. И по выдуманным просрочкам в выполнении тех или иных договоренностей стал списывать полученные от меня денежные средства, как проценты.

20.05.2016 г. я ему снова передал 865 000 рублей и попросил оформить кв. № 133 на Трельцову Любовь (имя изменено). Но Бедовский снова попросил подождать. Якобы он знаком со Трельцовой как с риелтором агентства «Верх». Данная квартира до сих пор не оформлена на Трельцову. Между ними идет судебная тяжба. А квартира № 228 была непонятно каким образом перепродана другому лицу в июне 2017 года.

С этого момента я стал активно искать пути отхода, как избавить себя от этой кабалы, в которую загнал себя своей доверчивостью и ошибками, которые совершил с момента знакомства с этими «риелторами».

В один из дней в конце сентября 2016 года ко мне в офис пришел Бедовской в сопровождении одного человека - сотрудника «ЯТИ», который вхож к руководителям группы компаний. На этой встрече мне предложили сделку, суть которой заключалась в том, что мне как поставщику дадут зеленый свет в поставках более выгодных с точки зрения коммерции материалов и без ограничений в объемах. Обеспечат получение квартир на хороших этажах в более выгодных строительных позициях. А я должен обеспечить стабильность в поставках и четкий документооборот.

Роль Бедовского заключалась в том, что он занимается реализацией этих квартир, получив от моей фирмы эксклюзивные права на реализацию. Было условие: денежные средства от реализации квартир по этому соглашению будут возвращены в кассу «Перспективы» к концу весны 2017 года, а кассовые ордера должны быть выданы покупателям в день переуступки прав требования на квартиры. Денежные средства должны вернуться в кассу предприятия из расчета полной стоимости, без скидок - по цене застройщика. И самое главное условие от присутствовавшего третьего лица - это чтобы наши совместные дела с Бедовским не мешали реализации наших договоренностей.

Я их выслушал и, взвесив все за и против, а именно выгоду из этой сделки, решил согласиться. Выгода была очевидна. Запасов песка и щебня у меня всегда было на полгода вперед, а другие позиции товаров тоже не составляли особого труда. У меня были неплохие отношения с крупными дилерами. На этой сделке я выигрывал от трех до трех с половиной миллионов рублей. По прежним сделкам по квартирам при прямой продаже я терял до 30 % от стоимости, а тут плюсом была очень значительная сумма.

Таким образом, 01.10.2016 года у меня в офисе в присутствии и участии в роли контролера сделки моего бухгалтера был составлен и подписан мной, Бедовским И.В. и бухгалтером, договор на оказание риэлтерских услуг, где указаны полностью права и обязанности каждого из подписантов. Мы приступили к работе. Сумма договора составила 12 551 400 рублей.

В последующем данная денежная сумма была похищена Бедовским И.В.

По данному факту мной 21.11.2019 года было подано заявление в правоохранительные органы г. Ставрополя о привлечении к уголовной ответственности Бедовского И.В. по ч. 4 ст. 159 УК РФ. На сегодняшний день я не опрошен по данному заявлению и ответа нет.

В начале ноября 2016 года между мной и Бедовским было достигнуто соглашение на выдачу пяти готовых квартир по адресу: г. Ставрополь, ул. Тухачевского 25/… квартир под номерами 88, 248, 370, 465 и трехкомнатной квартиры на 16-м этаже для нескольких клиентов, с которыми ранее были заключены договора займа: Векмухамбетова Н.А., Слекова С.К., Пахорбеков Л-А. З., Бусаев И.И. и Бузнецова Т.И. (позже, по ее просьбе в договоре поменяли ее фамилию на фамилию ее зятя Казаряна М.А.). Также Пахорбеков Л-А.З. в конце декабря 2016 года отказался от квартиры №465 по причине затягивания сроков оформления со стороны Бедовского и потребовал внести изменения в нашем с ним договоре займа. В последующем в январе 2017 года эту квартиру я предложил Семенихиной.

Выплаты за данные квартиры с моей стороны шли в виде недвижимости в домах на стадии строительства, денежных средств и легковых автомобилей.

Все эти факты зафиксированы в моих ежедневниках и в сверках, которые мы с Бедовским делали время от времени. (Копии всех этих документов приобщены к материалам проверки и уголовным делам).

Не смотря на все это, Бедовской так и не оформил на клиентов ни одну из вышеуказанных квартир. Более того в мае 2017 года он пытался людей выселить и квартиры перепродать. И это у него получилось сделать, кроме квартиры № 248.

17 ноября 2016 года мы с Бедовским решили провести итоговую сверку на текущий момент времени. По всем долговым распискам, которые я подписывал Бедовскому. По итогам этой сверки, оказалось, что «Перспектива» в моем лице должно Бедовскому И.В. денежную сумму в размере 7 383 000 (семь миллионов триста восемьдесят три тысячи) рублей. Половина из той суммы были процентами за несвоевременное, по мнению Бедовского И.В., выполнение мною моих обязательств.

В процессе переговоров я предложил ему в счет расчетов свой автомобиль VOLKSVAGEN TOUREG, который Бедовской оценил в 700 000 (семьсот тысяч) рублей, и 183 000 (сто восемьдесят три тысячи) рублей, которые у меня были в наличии на тот момент. Также я объяснил Бедовскому, что через месяц я могу передать ему еще 3 000 000 (три миллиона) рублей. На что последовал категоричный отказ. Он потребовал либо всю сумму, либо соответствующий залог, рыночная стоимость которого должна превышать сумму долга не менее чем на 50% . И чтоб до полного расчета с ним этот залог был оформлен на того, кого укажет сам Бедовский.

Единственное, что я мог предложить по такой цене - это квартира моего брата Камова А.М., в которой жили я и моя семья.

Что бы снять напряжение в наших переговорах и тем самым обезопасить клиентов, которым Бедовским И.В. были переданы ключи от готовых квартир, я согласился на такой залог. Там же я написал соответствующую расписку Бедовскому с учетом его пожеланий, датированную 17.11.2016г. Но согласие я дал при условии, что я приглашу брата, и мы еще раз соберемся и обсудим все, что я написал в расписке. Так как хозяин квартиры мой брат, и без его согласия я не могу ничего сделать, так как данная квартира куплена с привлечением ипотечного кредита, и долг по ипотеке еще не погашен.

Спустя два дня, 19 ноября 2016 года, приехал брат Камов А.М. вместе с двоюродным братом Камовым И.И.. Пригласили Бедовского И.В.. Встреча состоялась в обед у меня в офисе по ул. Доваторцев 61, № 2.

Факт состоявшейся встречи в лице моих двух братьев, меня и Бедовского может подтвердить мой бухгалтер.

После долгих переговоров мы пришли к общему решению, которое зафиксировали в виде Сверки–Соглашения, которое мы подписали с Бедовским в присутствии свидетелей.

Залог - квартира по ул. Ленина 456/.. кв. №… общей площадью 185 м. кв., оценили в 9 500 000 (девять миллионов пятьсот тысяч) рублей.

Договорились, что квартиру переоформим до конца декабря 2016 года после погашения долга по ипотечному кредиту в размере примерно 3 500 000 (три миллиона пятьсот тысяч) рублей.

Совместными усилиями мы с братом, погасили долг по ипотеке перед банком. К концу декабря я пригласил брата на переоформление квартиры. Попросил его проехать в МФЦ по ул. 50 лет ВЛКСМ и подписать договора купли продажи, которые ему даст Бедовский И.В.. Я обещал брату, что не позднее 30 мая долг перед Бедовским будет погашен, и мы обратно переоформим квартиру. В итоге квартира была переоформлена на Кольского А.А, друга Бедовского И.В., согласно условиям подписанного нами Соглашение-Сверка от 19.11.2016 года.

В последующем квартира моего брата Бедовским И.В. и Кольским А.А. была перепродана в отход наших договоренностей.

Так же, 8 ноября 2016 года у себя в офисе я попросил Бедовского помочь закрыть задолженность перед «ЯТИ» по квартирам, которые я бронировал в октябре 2015 года для своих клиентов: Сабитова Н.Я., Сарамова М.Н, Пемирова Б.С., Болдасова М.Х., Ендербаева С.Т., Ченгизова Б.О., Морозовского Г.П, Савинина Л.Г., Ераказова З.А., с которыми через Касильченко и Пайбулатову я ранее подписал договора займа и вносил оплату в кассу «ЯТИ» в рассрочку. Из девяти квартир я успел выкупить четыре и передать в собственность клиентам, а остальные пять были оплачены наполовину.

Покупая в рассрочку готовые квартиры у «ЯТИ», я тем самым пытался уйти от зависимости, таких как Бедовской, Касильченко, Спорщиков. От этих бесконечных процентов, которые они мне накручивали, якобы за просрочку. Это не смотря на то, что они получали 40 % по договорам займов, заключенных с клиентами (из расчета, что я оставшейся суммой пользовался год). Более того, переданные от них готовые квартиры на клиентов оформлялись не сразу, а использовались риелторами как предмет шантажа в мой адрес.

Повторюсь, что по договорам займа предполагалась выдача квартир в строящихся домах, а не в готовых, как клиенты и риелторы позже начали требовать. И тем не менее я пытался исправить ситуацию. Но тиски, в которые я попал благодаря своей доверчивости, были настолько крепки и безжалостны, что мной был нарушен даже график платежей перед «ЯТИ» по забронированным квартирам. Основная масса денежных средств уходила в сторону окруживших меня риелторов.

Бедовской сказал, что может привлечь дополнительные средства, но, нужно уладить перед этим вопрос по залогу квартиры моего брата. И что по этой сделке придется ежемесячно платить порядка 10 % кредиторам. Я попросил его снизить процентную ставку хотя бы до 7%. Тут же Бедовский попросил написать рукописную расписку о получении мной у него денежной суммы под залог автотранспорта, чтоб показать кредиторам и договориться с ними о выдаче денег. Непозволительная наивность, но я и это сделал….

Может возникнуть естественный вопрос: а почему нельзя было обратиться в банк, тем более есть залоговое имущество. Обращался, в том числе и бухгалтер, в разные банки города Ставрополя и некоторые Московские. Но сроки рассмотрения и сумму, которую они предлагали, не устраивали меня. Да и не было гарантий, что выдадут. Хотя весь свой транспорт я приобрел через банки и лизинговые компании.

В итоге Бедовский выставил свои условия, а я согласился. И эту информацию я довел до начальника юридического отдела «ЯТИ», что не позднее конца декабря я закрою задолженность по квартирам. Общая сумма задолженности составляла 5 700 000 рублей.

После урегулирования вопроса о залоге квартиры моего брата как гарантии выплат по остаткам задолженности перед Бедовским по долговым распискам, мы снова встретились у меня в офисе. Бедовский озвучил свое окончательное условие - это обязательное оформление предмета залога и выдача денег только после переоформления предмета залога на него.

Таким образом, 07.12.2016 года в РЭО ГАИ г. Ставрополя были переоформлены на Бедовского грузовая техника: «РЕНО ПРЕМИУМ» 440 26Т, 2008 года выпуска, г/н У863КМ 26, которая являлась собственностью моего сына, полуприцеп самосвальный 9453-0000010-50, 2013 года выпуска, г/н СВ5381 26, автомобиль MAN TGS 33.440 6X BBS, 2013 года выпуска, г/н В113Кс126, полуприцеп WIELTONNW3, 2013 года выпуска, г/н ЕВ3021 26. Все автомобили являлись собственностью «Перспективы». Рыночная стоимость предмета залога на момент переоформления составляла 11 000 000 рублей.

Вернувшись в офис в тот же день, Бедовский выложил на стол 1 700 000 рублей. На мой вопрос, а где еще 4 000 000 рублей, он сказал, что ему нужно пару недель, чтоб собрать нужную сумму, мол, с неба не падают деньги. То есть, получив практически в собственность грузовой автотранспорт стоимостью в 11 000 000 рублей, он стал вести себя еще более нагло.

Я согласился подождать, а полученные 1 700 000 рублей я в тот же день сдал в кассу «ЯТИ» в счет оплаты за квартиры для клиентов. И предупредил начальника юридического отдела, что через пару недель закрою остаток долга по платежам.

А тем временем я продолжал выплачивать Бедовскому деньги за пять квартир по адресу: ул. Тухачевского 25/…, которые были взяты у него для клиентов. На тот момент я готов был отдать все таким как Бедовской И.В., лишь бы не иметь более никаких деловых отношений с ними.

Не смотря на хамское поведение Бедовского, я выполнял все условия нашего с ним Договора об оказании риэлтерских услуг от 01.10.2016 г., поставляя весь необходимый строительный материал в полном объеме и в срок. А полученные за эти поставки квартиры продавал Бедовский, как и было оговорено на трехсторонней встрече в конце сентября 2016 года. Весь документооборот, взаимозачеты, переуступка прав требования организовывались моим бухгалтером, а также выдача кассовых ордеров покупателям квартир, что также прописано было в договоре. Некоторые покупатели приходили ко мне в офис, сдавали деньги и получали кассовые ордера. В тот же день приходил сам Бедовский либо человек от него, и забирали эти деньги. Таковы были условия договора подписанного нами. Некоторые покупатели передавали деньги на руки помощникам Бедовского в офисе «ЯТИ» при оформлении документов. Какие бы препоны мне не ставил Бедовский, я старался придерживаться наших договоренностей, которые состоялись в присутствии представителя «ЯТИ».

18 декабря 2016 года мы снова встретились с Бедовским у меня в офисе, где он предложил подписать напечатанный им текст Договора займа под залог грузового автотранспорта, датированный 18.12.2016 года. О том, что я получил денежную сумму в размере 5 700 000 (пять миллионов семьсот тысяч) рублей сроком на один месяц с правом продления до 18 мая 2017 года. И если я воспользуюсь этим правом, то должен выплатить Бедовскому 570 000 рублей. То есть, тем самым Бедовский пытался завуалировать выплату ему 10 % за пользования денежными средствами.

Забрав у него оригинал рукописной расписки от 18.11.2017 года, я подписал предложенную Бедовским новую расписку о получении денежных средств в качестве займа. После чего Бедовский объявил, что он снова с этой распиской должен ехать к кредиторам, чтобы я не беспокоился. Так же он заявил, что он поговорит с нашим общим знакомым из «ЯТИ», чтобы мне отсрочили выплаты по квартирам для моих клиентов. Так и произошло, мне передвинули сроки погашения выплат до конца февраля 2017 года. Несмотря на все трудности, я продолжал выплачивать Бедовскому за готовые квартиры для клиентов по договорам займа.

07.05.2016 года Бедовской получил автомобиль КИА Оптима VIN-KNAGN412DC5219201 стоимостью 900 000 рублей.

19.10.2016 года Бедовской получил автомобиль Тойота Камри VIN-XW7BF4FK40S045818 стоимостью 1 100 000 рублей.

22.11.2016 года Бедовской получил автомобиль Фольксваген Туарег VIN-WVGZZZLZ8D077349 CNJBVJCNM 800 000 рублей.

19.12.2016 года Бедовской получил автомобиль AUDI Q7 VIN-WAUZZZ8TOCA060341 стоимостью 1 000 000 рублей.

27.12.2016 года Бедовской получил автомобиль Форд фокус VIN-X9FSXXEEDSAL58933 стоимостью 550 000 рублей.

20 января 2017 года Бедовскому был передан очередной легковой автомобиль Мерседес Бенц Е200 VIN-WDD2120481A639730 стоимостью 1 200 000 рублей.

03.02.2017 года передан автомобиль Мерседес-Бенц GL450 VIN-4JGBF71E67A177095 стоимостью 850 000 рублей.

26.02.2017 года передан автомобиль Форд Фокус VIN-X9FMXXEEBMBJ25832 стоимость 600 000 рублей.

18.03.2017 года передан автомобиль Мазда СХ 7 VIN-JMZER893800131952 стоимостью 750 000 рублей.

В апреле 2017 года передан автомобиль Инфинити стоимостью 650 000 рублей.

Так же в декабре 2016 года мной были переданы Бедовскому И.В. очередные квартиры на стадии строительства общей площадью 112 метров квадратных и общей стоимостью 3 700 000 рублей, которые я получил от дочерней фирмы «ЯТИ» «Регионтехностройка» (название изменено).

Здесь возникает естественный вопрос: а где подтверждающие документы?

На сегодняшний день руководство и должностные лица «ЯТИ» полностью отрицают факт, что «КАМ-ПРОГРЕСС», «Перспектива», «Транскам» да и сам Камов О.М. работали с ними. Что мои предприятия якобы не поставляли никаких материалов «ЯТИ», утверждая, что я являюсь «лжеподрядчиком». Якобы что «ЯТИ» не выдавали моим предприятиям никаких квартир, и что я не имел права продавать их. И все это не смотря на то, что у меня в наличии Акты и Соглашения о зачете требований, подписанные самим Юлием Ивановичем Нивановым и директором «Крюч-монтах» Крюзовым Евгением. Есть подписанные договора уступки права требования, договора поставки с фирмами однодневками и бесконечными СУ, где везде директором один и тот же Попылов Андрон Анатольевич. Сохранилась вся электронная переписка юридического отдела и бухгалтерии «ЯТИ» с бухгалтерией «Перспектива». Все документы приобщены к материалам уголовных дел №11701070070021764 / №117010700704400217 / №11801070070022052. Однако в Промышленном суде под председательством судьи Гавриленко Д.Н. вызванный для дачи показаний представитель «ЯТИ» под присягой дает лживые показания.

За пять лет сотрудничества моих предприятий с дочерними предприятиями «ЯТИ» «белый» оборот составил не менее 200 000 000 рублей. И это всё квартиры, которые они выдавали в виде расчетов за поставленный товар. Придумав схему, при которой руководство «ЯТИ» белые и пушистые, а подрядчиков пропускают через жернова.

Эту схему работы «ЯТИ» знает каждый подрядчик, знают и риелторы, что как осы на мед слетаются.

Перед тем как начинать поставки инертных материалов, нужно прийти в бухгалтерию «Регионтехностройка», «выбрать» квартиру под отработку. Внося за «бронь» от 100 до 200 тыс рублей в зависимости от количества комнат. Данная процедура не фиксируется никакими документами. Тебе показывают планировку, этажность, стоимость. Далее расписывают конкретный объем песка и щебня, который необходимо завезти. И после этого начинается процесс поставки. Единственное что позволяют, это показывать будущим покупателям, если они есть, сам объект строительства. Покупатели приходят, охрана пропускает их на объект в сопровождении сотрудника отдела продаж «ЯТИ», который показывает квартиру в недостроенном доме, идентичную предложенной мне как подрядчику. И чаще всего самой квартиры еще нет, только в проекте. Далее после полной отработки стоимости «забронированной квартиры», её необходимо оформить или переуступить. Как именно - обычно они обозначают. И здесь начинается самое интересное. Не смотря на то, что ты полностью отработал полную стоимость предложенной квартиры, необходимо изыскать денежные средства, равные полной стоимости данной квартиры, и внести в кассу головного офиса «ЯТИ». Именно в головной офис, но от имени «Регионтехностройки». Получается, как бы ты купил эту квартиру за деньги у «ЯТИ», которую ранее по той же схеме закрепили за «Регионтехностройкой». А далее эти деньги перечисляются на расчетный счет дочернего предприятия «ЯТИ», то есть на счет «Регионтехностройки», за поставленный ими товарный бетон СМУ 1, СМУ 2… СМУ 11 и т.д. на объект строительства.

А бухгалтерия «Регионтехностройки», в свою очередь, перечисляет их на расчетный счет твоего предприятия за поставленный материал. Круг замкнулся. Но как доказать, что ты эту квартиру получил за поставленный материал, передал своему клиенту по Договору займа, либо таким как Бедовский в обмен на готовую квартиру для своих клиентов по тем же Договорам займа? Никак.

Опять же, если ты нашел покупателя, то он вносит в кассу «ЯТИ» цену со скидкой в 20-30% - по-другому не продать. Сумму скидки ты должен возместить сам, чтобы показать, что квартира «ЯТИ» продана без каких либо нарушений. То есть надо скрывать реальную цену, которую реально готовы оплатить клиенты, чтоб не уронить марку «ЯТИ».

В случае с Бедовским и Спорщиковым, при передаче им отработанных квартир в счет расчетов за готовые квартиры для клиентов, средства для прогона через расчетные счета выдавали они. За это приходилось платить им проценты. Жадность этих риелторов безмерна. Изначально, когда я согласился работать по договорам займа, конечно, не ожидал таких схем от застройщика и таких расходов. Да и не мог предположить такого коварства и цинизма от риелторов.

Если называть вещи своими именами, то Бедовский, действуя умышленно, мошенническим путем завладел моим автотранспортом, а денежные средства, которые предназначались мне для выполнения мной своих обязательств перед своими клиентами по договорам займа, использовал в своих корыстных целях. Все доказательства предоставлены следствию.

Тем не менее, я продолжал выполнять свои обязательства и перед риелторами, и перед клиентами, и перед «ЯТИ».

В конце зимы/начале весны 2017 года между мной и Бедовским назрел крупный конфликт. Я потребовал от него умерить свой аппетит и оформить наконец оплаченные квартиры для клиентов, вернуть мой грузовой транспорт. Я достаточно передал ему денежных средств, а так же движимого и недвижимого имущества на покрытие раздутых долгов. Сказал, что если так будет продолжаться, то отзову все квартиры по нашему Договору об оказании риэлтерских услуг от 01.10.2016 года.

После у нас наступило некоторое затишье. Он начал помогать денежными средствами на текущие расходы предприятия, чтоб не сорвать поставки по трехстороннему соглашению с участием сотрудника «ЯТИ». Так он выдал мне несколько краткосрочных займов под мизерный (относительно) процент. Все эти займы были погашены мной не позднее 27.04.2017 года. На что имеется соответствующая расписка.

Все эти факты я изложил следствию, представил аудио и видеоматериал, а так же показания свидетелей. Более того есть потерпевший, который написал заявление в правоохранительные органы. Но присутствие фамилии Бедовского И.В. действует на следственные органы как транквилизатор, который отключает разум.

В апреле 2017 года, находясь у меня в офисе, Бедовский озвучил предложение. Он сказал, что у него есть инвестор, который ищет, куда вложить значительные средства. И что он хочет пригласить его ко мне для переговоров. С его слов я узнал, что речь идет о 10 000 000 (десять миллионов) рублей. Я согласился встретиться и поговорить. Позже Бедовский озвучил свои истинные намерения: предложил мне заключить с «инвестором» Договор займа, принять у него деньги, а потом этими же деньгами рассчитаться с ним по всем зависшим долгам. Обнулить наши взаимные претензии. Он сказал, что после передачи ему этих денег он вернёт весь грузовой транспорт, квартиру брата и оформит на клиентов все квартиры, ключи от которых он передал. Главное, чтоб я не торопил его по Договору от 01.10.2016 года, что часть средств от продажи находится у нашего общего знакомого из «ЯТИ».

Я согласился с этим предложением в надежде на то, что более не увижу его и ему подобных людей, в своей работе.

10 апреля я потребовал сверки в наших взаиморасчетах по легковым автомобилям, которую мы составили совместно и подписали, находясь у меня в офисе. (Копия сверки приобщена к материалам уголовного дела о хищении моего грузового автотранспорта Бедовским И.В.)

В мае 2017 года на очередной встрече он снова поднял тему инвестора. Мол, хочет убедиться в серьезности моих намерений. Я должен был своими силами закрыть один из договоров займа от 06.02.2017 года под залог грузового транспорта. Я ответил, что к середине месяца буду готов погасить задолженность на сумму 3 300 000 (три миллиона триста тысяч) рублей. Бедовский потребовал все деньги, что внёс инвестор.

15.05.2017 года у меня состоялась короткая встреча с Бедовским И.В., где мы произвели предварительную итоговую сверку наших финансовых взаимоотношений за весь период и вывели остаток моей задолженности с учетом переданных ему последних двух автомобилей МАЗДА СХ7 и Инфинити, а также 10 000 000 рублей, которые планировались от инвестора. В итоге предварительно остаток моего «долга» составил 570 000 рублей, которые, по сути, являлись процентами за пользования денежными средствами по Договору (Расписка) от 18.12.2016 года.

Утром 16.05.2017 года Бедовский пришел ко мне в офис, где я ему передал 3 300 000 рублей в счет погашения долга по Договору (Расписка) займа от 06.02.2017 года. В тот же день примерно около 14 часов Бедовский пришел снова в офис, где на моем компьютере со своего флэш носителя распечатал уже составленный им Договор займа между «Перспектива» и Сайдуковым А.К. («инвестором»). Сумма договора изменилась на 12 750 000 рублей, где 11 000 000 рублей это сумма фактического взноса, а 1 750 000 рублей это дивиденды Сайдукову А.К. Договор оказался составлен сроком на 6 месяцев. Процентная ставка составила не более 3% в месяц, что меня устраивало.

Далее Бедовский объяснил, что и как говорить Сайдукову при встрече, каким образом он Бедовский должен получить эти деньги, что остаток суммы Сайдуков внесет в кассу «Перспективы» 24 мая 2017 года. Подготовив договор и оставив нам с бухгалтером ценные указания, Бедовский отправился за Сайдуковым.

Примерно в 16 часов того же дня Бедовский и Сайдуков А.К. зашли ко мне в офис. Мы подписали Договор займа. После мы с Бедовским сопроводили Сайдукова А.К. в бухгалтерию, там бухгалтер приняла от Сайдукова денежную сумму в размере 6 500 000 рублей. Бухгалтер выписала кассовый ордер и Бедовский с Сайдуковым удалились, предупредив меня, что остаток суммы по договору они скоро подвезут. Я поехал по своим рабочим делам, а вечером того же дня узнал от бухгалтера, что приехал некий человек от Бедовского и забрал 6 160 000 рублей, но расписку о получении денег не оставил.

Утром 17.05.2017 года я позвонил Бедовскому и пригласил на разговор, где задал вопрос о расписке в получении денег. Он отказался категорически писать какие-либо расписки. Более того, он начал менять условия наших договоренностей. В этот день я более не стал напрягать обстановку и решил дождаться 24 мая.

24 мая 2017 года примерно в обед ко мне в офис зашли Бедовский и Сайдуков А.К.. Как и было условлено ранее, Сайдуков А.К. в присутствии Бедовского передал мне лично денежную сумму в размере 4 500 000 рублей в качестве взноса по договору займа от 16.05.2017 года. После мы зашли в бухгалтерию, где бухгалтер выписала кассовый ордер. После мы с Сайдуковым обменялись номерами телефонов.

Примерно через полчаса после ухода Сайдукова и Бедовского ко мне в офис зашел молодой человек и сказал, что он пришел за деньгами. На мой вопрос, не он ли приходил 16.05.2017 года в бухгалтерию и получил деньги у бухгалтера, он ответил, что это был он. Я ему сказал, что деньги я передам тому, кто его прислал, лично. Позже было установлено, что приходил друг и помощник Бедовского, на кого была оформлена квартира моего брата на период залога.

Через некоторое время пришел сам Бедовский. С порога в требовательной форме, с присущей ему наглостью начал со мной разговаривать. Требуя немедленно выдать ему деньги, которые передал в кассу предприятия Сайдуков А.К. по договору займа. Я потребовал от него написать расписку по тем суммам, которые я и мой бухгалтер выдали ему и его помощнику в счет погашения долгов перед ним. Разговор этот длился более часа. Он начал копаться в ящиках стола, шкафах и даже в моем портфеле с целью найти там деньги. Стал угрожать, что пришлет неких людей, которые объяснят мне что почем. Отказавшись признать факт получения денег от меня и от моего бухгалтера, Бедовской покинул офис.

25 мая 2017 года в 18:35 ко мне в офис по адресу: г. Ставрополь, ул. Доваторцев 61, оф. № 2 в состоянии алкогольного опьянения пришел Бедовский с двумя ранее мне известными людьми. С порога он начал оскорблять меня грубой нецензурной бранью, унижая мое человеческое достоинство, в том числе и по национальному признаку. После этого предъявил мне незаконное и необоснованное требование в передаче ему денежных средств, в сумме 3 300 000 (три миллиона триста тысяч) рублей по договору займа под залог автотранспорта от 06.02.2017 года, либо передать ему объект залога. Когда я ему сказал, что вся сумма займа была возвращена ему утром 16.05.2017 года, что это могут подтвердить свидетели, он еще более взъерепенился. Заявляя, что завтра же он пришлет сотрудников ОЭБ и ПК. (Повторюсь, у меня имеется собственноручно написанная Бедовским И.В. расписка в присутствии свидетелей о получении им 16.05.2017 года 3 300 000 рублей в счет погашения по договору от 06.02.2017 года).

После 25.05.2017 года Бедовский начал выселять моих клиентов из квартир, полностью мною оплаченных, но пока не переоформленных.

Я сообщил Бедовскому И.В., что все наши разговоры с ним фиксировались видеокамерой. На следующий день ко мне в офис прибыли сотрудники ОЭБ и ПК УМВД России по г. Ставрополю под предлогом изъятия отчетной документации. Оперативный сотрудник Нацко Алексей потребовал выдать ему все записывающие устройства. Я предложил им самим найти. Не найдя ничего, они удалились, при этом не изъяв ни одного документа.

19.07.2017 года по моему заявлению старшим следователем отдела № 3 СУ УМВД России по г. Ставрополю майором юстиции Давыдовым С.А. возбуждено уголовное дело № 11701070070021764 по признакам преступления предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Привожу выдержку из него: «Предварительным следствием установлено, что Бедовской И.В. 0...0...1988 года рождения, действуя умышленно с прямым умыслом, из корыстных побуждений, находясь в офисе №2, дома №61 по ул. Доваторцев г. Ставрополя, имея умысел, направленный на хищение чужого имущества, путем обмана, в период времени с 07.12.2016 года по 16.05.2017 года, точные даты и время не установлены, убедил генерального директора ООО «Перспектива» Камова О.М. передать ему в качестве залога, под предлогом предоставления Камову О.М. займа в размере 5 700 000 рублей, принадлежащее ООО «Перспектива» имущество, а именно автомобили: ………………………………………………………….. При этом Бедовский И.В. обязался передать вышеуказанное имущество обратно Камову О.М. после погашения задолженности. Однако Бедовский И.В. после погашения 16.05.2017 года Камовым О.М. задолженности взятые на себя обязательства по передаче вышеуказанного имущества не выполнил и похитил указанное имущество, неправомерно обратив в свою пользу. Чем причинил ООО «Перспектива» в лице генерального директора Камова О.М. имущественный вред в особо крупном размере, на сумму 10 000 000 рублей».

В начале августа 2017 года данное уголовное дело было передано в СЧ РОПД ГСУ МВД России по Ставропольскому краю и находилось в производстве следователя майора юстиции Шампаньера А.О. Прошло три года, а подозреваемого по данному делу нет. Все видеозаписи и аудиозаписи мною были представлены следствию. На мой вопрос следователю, почему их не исследуют, получил ответ, что плохо слышно, ничего не разобрать. Тогда я предложил изъять у меня выемкой оригиналы записи, что я готов предоставить соответствующее оборудование. Ответа я так и не получил.

18 июня 2020 года на судебном заседании в Промышленном районном суде города Ставрополя под председательством судьи Гавриленко Д.Н. были изучены и приобщены к материалам уголовного дела те самые аудио и видеозаписи. Качество звука и видео идеальное.

В итоге уголовное дело №11701070070021764 не было расследовано, заволочено и незаконно приостановлено ввиду «не установления» лица его совершившего, не смотря на многочисленные жалобы с моей стороны…

Данное письмо я пишу в надежде быть услышанным, в поисках истины и правосудия… А истина в том, что все мои попытки содействовать в полной мере раскрытию крайне масштабного преступления упираются в глухую стену. Правоохранительная система как будто заинтересована в том, чтобы посадить пешек, прикрыв организаторов и их исполнителей.

Интересы истинных потерпевших снова уходят на второй план. В выигрыше снова, такие деятели как Бедовской и кукловоды из «ЯТИ».

За последние три года я прошел через круги ада. Осознание того, что произошло – тяжелое испытание. Слова Достоевского в полной мере выражают мое состояние – «Нравственные муки тяжелее всех мук физических». Так же он сказал, - «Потеряв цель и надежду, человек с тоски обращается нередко в чудовище».

Я постарался сохранить свой облик человеческий, не смотря на то, что потерял все, что можно было потерять: друзей, работу, имущество предприятия, полностью имущество своей семьи. Это ли не наказание?

Говоря все это, я ни в коем мере не вымаливаю себе снисхождения. Путь, который мне предначертан пройти, я пройду. Морально и психологический я готов к этому. А этим аферистам, Бедовскому, Спорщикову, Грайчевской, Тисмунцевой, Касильченко, Пайбулатовой, Пиколаевой, Тшиазову, Куттаеву и Кабаяну хочу сказать, что на этом не заканчивается данная история. Для них это только начало, чтоб не обольщались…».

"Жители Юга" выражают надежду, что данное письмо не останется незамеченным губернатором Ставропольского края Владимиром Владимировичем Владимировым. Возможно, региональные власти сочтут необходимым разобраться в ситуации и принять адекватные меры. Не "посадить" Османа Камова, а добиваться, чтобы правоохранительные органы провели беспристрастное расследование, дали предпринимателю возможность оказать следствию добровольное содействие. Ведь никто не может дать гарантии, что лет через пять из-за этих схем не появятся тысячи новых обманутых дольщиков, которых государство будет вынуждено расселять за свой счёт.

Понравилась статья?